Тайна молчаливых часов: в Омском музее им. Врубеля рассказали, как восстанавливают истории экспонатов

Тайна молчаливых часов: в Омском музее им. Врубеля рассказали, как восстанавливают истории экспонатов
Перед журналистами выступил хранитель коллекции декоративно-прикладного искусства Игорь Глазов.
Всего в залах бывшего Генерал-губернаторского дворца находится пять экземпляров часов. Игорь Анатольевич рассказал о двух, истории которых удалось установить благодаря исследовательской работе. Первый экземпляр — часы «Лира», которые представлены в экспозиции среди предметов неоклассицизма. Это самый конец XIX века, 1890-е годы.



«Они были изготовлены во Франции, в Париже, из белого мрамора, декорированного золочёной бронзой. В центре установлен барабан, и в нём находится циферблат с механизмом. К сожалению, часы сохранились не в первозданном виде. На ножке вы видите отверстия, которые замастикованы, закрыты реставраторами — здесь находились бронзовые накладки в виде цветов. К сожалению, ни одна из них не сохранилась, поэтому нет образца, чтобы реставраторы могли восполнить утраты», — рассказал Игорь Глазов.

Важные этапы изучения часов — исследование корпуса и механизма. Рассказать о происхождении предмета могут надписи и клейма. Но не всегда легко понять, кому именно они принадлежали. На корпусе могут быть фамилии бронзовщика, который отливал корпус, часовщика, который изготавливал механизм часов, или фамилия владельца магазина, который продавал эти часы, фамилия заказчика. Здесь на циферблате два клейма: Le Noir (Ленуар) и A Paris (в Париже). Это говорит о том, что к изготовлению часов имел отношение некий Ленуар, который работал в Париже.



«В XVIII веке была целая династия часовщиков по фамилии Ленуар. Это были одни из самых известных и крупных часовых мастерских в Париже. Но это было в XVIII веке, а у нас конец XIX. Тогда уже больше было мастерских, не все известны, изучены. Иногда фамилии известных часовщиков использовали их потомки, а иногда клеймо с известной фамилией просто ставили, чтобы продать вещь подороже. Но надо отметить, что с такой подписью Le Noir известен целый ряд часов конца XIX века, это не единственный случай», — пояснил Игорь Глазов.

Зато по документам музейщики смогли узнать, кто был владельцем этих часов в царской России.

«Они поступили к нам из Ленинградского отделения музейного фонда. Удалось установить, что они происходят из собрания Александра Дмитриевича Шереметева, представителя знаменитой семьи. Он проживал в особняке на улице Шпалерной. Оттуда часы попали в музейный фонд, потом к нам. В Омске они находятся с 1925 года», — сообщил хранитель.



Интересно, что часы в форме лиры получили большую популярность ещё в XVIII веке. Они назывались «Лира Аполлона», потому что сверху среди солнечных лучей размещался лик греческого покровителя искусств. Такие часы делались из мрамора, бронзы и фарфора на Севрской фарфоровой мануфактуре. У часов «Лира» XIX века форма инструмента довольно вытянутая, а вместо Аполлона на маскароне размещено женское лицо. Судя по венку из виноградной лозы, это вакханка.

«Это не единственный пример такой деформации смысла из периода конца X|X — начала ХХ века. По архивным данным, у Шереметева в коллекции было трое дворцовых часов. И одни из них — та самая знаменитая «Лира Аполлона» XVIII века. И когда появились новые модные часы с той же темой, он их тоже приобрёл. Все детали здесь символизируют торжественность и помпезность — и цветочная гирлянда, и жемчужный орнамент по краю. Раньше вокруг циферблата было ещё подвижное кольцо, украшенное стразами. Когда двигался маятник — струны лиры — это кольцо тоже двигалось», — рассказал Игорь Анатольевич.

В том же 1925 году в Омский музей изобразительного искусства прибыли ещё одни прекрасные часы. Известно о них не было практически ничего. В сопроводительных документах значилось только: «Франция, середина XIX века». В результате исследования, которое заняло несколько лет, Игорю Глазову удалось выяснить довольно много.



Часы полностью выполнены из золочёной бронзы. Циферблат состоит из двух деталей: это вызолоченное бронзовое кольцо, в которое вставлены эмалевые плакетки с римскими цифрами, а в центре — цельный фарфоровый круг, где изображены амурчики в окружении колосьев и цветов. Для украшения спереди и по бокам использованы вставки из расписного фарфора, причём изготовители явно ориентировались на севрские образцы.



«Часто при изготовлении модели часов за основу бралась какая-то скульптурная композиция или сюжет известной картины. У меня в голове щёлкнуло, что где-то я эти фигуры видел. Стал искать, и почему-то не среди скульптур, а среди фарфоровой пластики. Там и нашёл, хотя много времени потребовалось», — поделился Игорь Глазов.



Оказалось, что прототипом здесь было фарфоровое настольное украшение, входившее в знаменитый дворцовый «Сервиз с камеями», где всего было 800 предметов. Этот сервиз в 1777—1778 годах был изготовлен во Франции на Севрской мануфактуре по заказу Екатерины II, которая подарила его Григорию Потёмкину. После его смерти сервиз был выкуплен казной и находился в Зимнем дворце. Сейчас он хранится в Эрмитаже.



«Настольное украшение (на фото оно справа) назвалось «Ахиллес среди дочерей Ликомеда». По известному сюжету, перед началом Троянской войны оракул предсказал, что победу грекам удастся одержать только вместе с Ахиллесом. При этом Ахиллес должен погибнуть, покрыв себя славой. Мать убедила его спрятаться и не ходить на войну. Его переодели в женскую одежду и выдавали за одну из дочерей царя Ликомеда. Поиски беглеца поручили Одиссею, который славился хитростью. Одиссей притворился купцом и привёз во дворец Ликомеда множество красивых тканей, украшений и других вещей. Дочерей царя пригласили посмотреть на товары, и вдруг зазвучал сигнал тревоги. Каждая из девушек схватила то, что ей показалось самым ценным, а Ахиллес выдал себя, схватившись за оружие», — напомнил легенду Игорь Анатольевич.

Сотруднику омского музея удалось попасть в хранилище Эрмитажа и сделать фотографии отдельных фигур настольного украшения. Оказалось, что позы девушек и их внешность практически полностью скопированы. Например, у центральной фигуры точно такой же поворот головы и кувшин.



У остальных героинь те же позы, но другие атрибуты. Так, у девушки, сидящей справа от циферблата, вместо украшений в руках корзина с фруктами и яблоко, у сидящей слева — вместо серёжки и зеркальца в руках колос и был серп — он, к сожалению, утрачен, но, возможно, будет восстановлен.



«Композиция часов имеет другое смысловое наполнение, его можно определить как «Изобилие». Одна фигура с колосьями, другая с плодами, третья — с кувшином. Возможно, там вино. Все фигуры олицетворяют мир, процветание. Мы можем связать их с образами богинь. С колосьями может быть Церера — римская богиня земледелия. С корзиной — Помона, богиня плодов и изобилия. А центральная фигура — скорее всего, это Геба. Если приглядеться, можно увидеть, что девушка сидит на облаке. Геба или Ювента — богиня юности, она выполняла обязанность виночерпия на пирах богов», — отметил Игорь Анатольевич.



Однако определением прототипов часовой композиции исследование не окончилось. Хотя на циферблате и снаружи на корпусе ни одного клейма нет, о времени изготовления и о том, кто создал эти часы, рассказали два клейма на внутренней части механизма. Чтобы их увидеть, пришлось снять колокол боя и маятник.



«Слева и сверху — клеймо бронзолитейной мастерской. Там написано Lerolle, А Paris. Действительно, с 1836 года в Париже была такая фирма, которая изготавливала канделяры, настольные бронзовые украшения, корпуса для часов. И ещё одно клеймо — производителя часовых механизмов. По кругу написано Medaille d’argent (серебряная медаль), а в центре — VINCENTI & Cie (Винсенти и Ко). Эта часовая фирма дважды получала на выставках серебряную медаль — в 1834 и в 1855 годах. После второй медали на клейме появилось указание года, здесь его нет. Значит часы были произведены между 1834 и 1855. Ещё одна уточняющая деталь — подвес маятника. До 1840-х годов это была шёлковая нить, а после — металлическая пластина, как в наших часах. Таким образом мы узнали бронзовщика, изготовителя механизма и уточнили время выпуска часов — не просто середина XIX века, а конец 1840-х — начало 1850-х », — завершил исследователь.



Однако у часов ещё остались тайны. Пока не получается узнать, кто же был их владельцем до Октябрьской революции. Известно, что они попали в Государственный музейный фонд в числе первых экспонатов. Собрание хранилось в Зимнем дворце, а потом было переведено на другие склады. И при перевозке предметы «обезличили», дав собранию просто номер. Документы, в которых были зафиксированы имена предыдущих владельцев, оказались утрачены.



И напоследок хранитель музейного фонда рассказал, почему старинные часы не идут. Дело в том, что часовой реставратор — очень редкий специалист. В региональных музеях таких сотрудников, как правило, нет. Но есть в этом и плюс, ведь если часы идут, детали изнашиваются и их приходится заменять, а у неработающих часов механизм остаётся «родным».

Текст и фото: Наталья Семенова.

По теме:


Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей

Подписаться на канал Яндекс.Дзен

Подписаться на канал Телеграм

Поделиться новостью
По теме



Новости и события

прямой эфир
Час новостей. 19:30.
Овертайм
Система Orphus